В чём приведенный фрагмент рассказа А.П. Чехова “Ионыч” может послужить иллюстрацией к высказыванию А.П. Чехова о том, что “мещанство – страшное зло”?

Данный фрагмент рассказа “Ионыч” иллюстрирует нам общество “обывателей”, которых не заботит судьба страны. Семья Туркиных, по произведению считавшая самой образованной семьей в городе, является ярким примером именно такого общества. Глава семейства демонстрирует свои якобы таланты, мать Екатерины беспардонно вмешивается в чужие разговоры(“— О нет! — ответила за нее Вера Иосифовна.”). Также в этом фрагменте, иллюстрируется воздействие такого общества на человека, который только в него вошел. Старцев земский врач, когда-то мечтавший о любви, полезной и красивой жизни, стал забывать свои мечты под влиянием окружающих его людей, начал прислушиваться к общему мнению (“— Прекрасно!— сказал и Старцев, поддаваясь общему увлечению. ”). Печальные последствия этого видны в конце произведения, где Старцев из увлеченного жизнью юноши превращается в человека средних лет, ничем не выделяющегося и не проявляющего ни к чему интерес.

В каких произведениях русских писателей изображены быт и нравы обывателей и в чём эти произведения созвучны чеховскому “Ионычу”?

Пример быта и нравов обывателей можно встретить в романе И. А. Гончарова “Обломов”. Схожесть Главного героя этого произведения с Ионычем заключается в том, что Обломов,  как и Старцев, ни чем не интересуется, равнодушно смотрит на многие вещи. Он не читает книг, не хочет видеться со знакомыми, и даже любовь не смогла его исправить.

Таких же обывателей можно встретить и в комедии А.П. Чехова “Вишневый сад”. Раневская, не желает принимать серьезных решений, ведет легкомысленный образ жизни, забывает о главных в жизни вещах (уезжает от дочери, забывает в доме умирающего старика Фирса).

Главные герои, которые начинают черстветь душой — именно такой образ и объединяет эти произведения.

Из литературы XX века можно привести в пример стихотворение В. В. Маяковского «О дряни». Как и Чехов, Маяковский едко высмеивает пошлость и бездуховность обывательского быта.

Слава. Слава, Слава героям!!!

Впрочем,
им
довольно воздали дани.
Теперь
поговорим
о дряни.

Утихомирились бури революционных лон.
Подернулась тиной советская мешанина.
И вылезло
из-за спины РСФСР
мурло
мещанина.

(Меня не поймаете на слове,
я вовсе не против мещанского сословия.
Мещанам
без различия классов и сословий
мое славословие.)

Со всех необъятных российских нив,
с первого дня советского рождения
стеклись они,
наскоро оперенья переменив,
и засели во все учреждения.

Намозолив от пятилетнего сидения зады,
крепкие, как умывальники,
живут и поныне
тише воды.
Свили уютные кабинеты и спаленки.

И вечером
та или иная мразь,
на жену.
за пианином обучающуюся, глядя,
говорит,
от самовара разморясь:
«Товарищ Надя!
К празднику прибавка —
24 тыщи.
Тариф.
Эх, заведу я себе
тихоокеанские галифища,
чтоб из штанов
выглядывать
как коралловый риф!»
А Надя:
«И мне с эмблемами платья.
Без серпа и молота не покажешься в свете!
В чем
сегодня
буду фигурять я
на балу в Реввоенсовете?!»
На стенке Маркс.
Рамочка ала.
На «Известиях» лежа, котенок греется.
А из-под потолочка
верещала
оголтелая канареица.

Маркс со стенки смотрел, смотрел…
И вдруг
разинул рот,
да как заорет:
«Опутали революцию обывательщины нити.
Страшнее Врангеля обывательский быт.
Скорее
головы канарейкам сверните —
чтоб коммунизм
канарейками не был побит!»

Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS.
Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта.

Отзывов пока нет

Ваш отзыв

Имя (*)
Почта (не публикуется) (*)
Сайт
Сообщение